Авангард рассказ "ЦВЕТЫ" - Forum from SCORPION
WaReZ from SCORPION Среда, 25.01.2017, 04:17:06
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum from SCORPION » ЛИТЕРАТУРА » Фэнтази » Авангард рассказ "ЦВЕТЫ"
Авангард рассказ "ЦВЕТЫ"
Avelin_BahtuzinДата: Четверг, 25.10.2007, 16:39:20 | Сообщение # 1
Заглянувший
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Награды: 0
Статус: Off-Line
В конце коридора в доме на Семенихинской улице была расположена небольшая комнатка. В необыкновенно убогой обстановке не было ничего такого на чем мог бы задержаться взгляд более или менее уважающего себя человека. Стены наполовину были окрашены когда-то зеленой краской, которая уже изрядно полопалась, выбирая как нарочно наиболее видные места. Оставшаяся верхняя часть стен вкупе с потолком представляла живописное зрелище, полное красочных разводов на потолке и не лишенных своеобразного изящества пятен на стенах. Не наступая на дощатый пол, борющийся из последних сил со своими вечными врагами - влагой и вездесущими прожорливыми насекомыми - можно было сразу догадаться о многоголосном скрипе, издаваемом его кое-где выкорчеванными досками. Добавьте к этому пару-тройку деревянных стульев с круглыми спинками, большой серо-коричневый, доживающий свой век стол, совершенно не к месту резными ножками и пылившийся в темном углу старый шкаф со стеклянными дверцами, которые уже давно отказывались закрываться. Всю убогость обстановки дорисовывают прорезывающий пыльный воздух лучи, пробивающиеся из ставень небольшого подслеповатого окна, выходящего во внутренний дворик. не вызывало никаких эмоций кроме уныния и безразличия. И тем не менее НЕЧТО произвело эффект взорвавшейся бомбы на довольно молодого еще человека, вошедшего в эту жалкую конуру по какой-то необъяснимой случайности. Его приятное лицо в один миг стало пепельно-серым с зеленоватыми пятнами вокруг глаз, из которых ручьем текли слезы. Тихо закрыв за собою дверь, медленно и осторожно молодой человек вытер слезы белым с желтыми розочками носовым платком и, в последний раз посмотрев на дверь, из которой он вышел минуту назад, выстрелил себе в голову.

Что могло заставить совершить этого человека такой поступок не знает и вряд ли кому может прийти в голову, что он вообще делал в этом месте. Был ли он сумасбродным студентом или молодым семьянином, раздавленным безысходностью своего положения, проигравшимся шулером или обанкротившимся коммерсантом, хотя какая теперь разница, он был человеком, а «от хорошей жизни люди самоубийством не заканчивают» - так рассудила Дульсинея Федоровна - тетя Дуся, уборщица убиравшая этот коридор и ту маленькую комнатку на втором этаже в доме на Семенихинской.

В тот злополучный день седьмого мая, в пятницу как раз на мое дежурство было сказано и подумано еще очень много по этому поводу и без повода вообще.

На утро же следующего дня на первом этаже того же здания на потолке образовалось красное пятно как раз под тем самом местом, где лежало накануне тело.

Первоначально люди не очень обращали на это внимание, потому что потолки в этом здании не отличались особой чистотой, а тем более белизной. В этой связи домовой комитет, не раз был уличаем в чрезмерной скупости в выделении средств на ремонт, а те в свою очередь не приминали возможностью вытягивать с ЖЭКа новые средства на побелку и покраску потолка. Оное пятно было какой-то странной формы. Бесконечные споры обитателей дома и, подтверждающая самые неправдоподобные замечания местных смельчаков, находящаяся над головами всех картина, привели, наконец, к определенному выводу: пятно имеет свое внутреннее развитие. Из первоначального бесформенного, скорее напоминавшего кляксу сгустка, постепенно стали прорисовываться какие-то очертания. На девятнадцатый день сторож Макар заметил, что пятно стало похоже на розу и «из ейной внутренности растут волосы». Специально созданная комиссия, состоявшая из жильцов дома, решила разобраться в этом вопросе раз и навсегда. Проведя каждый на свое усмотрение отведенное для дознания время, члены вышеупомянутой комиссии решили вынести устраивающее всех, а главное, вполне правдоподобное объяснение столь непонятному явлению, происходившему на потолке между первым и вторым этажом в доме на Семинихинской. В акте отчета, составленного после дознания было указано, что «...изменение формы сгустка вызвано деформацией потолочной известки, которая под действием сырости постепенно опадала». Но вот, что самое странное. Действительно по середине пятна появились какие-то образования, очень напоминавшие тонкие волнистые волосы.

Вскоре после описанных событий мне пришлось по некоторым причинам сменить место работы и вообще уехать из этого города. Но по прошествию некоторого времени я снова очутился в своих старых знакомых местах. Ответы на задаваемые мною вопросы об том самом деле не давали удовлетворения любопытству, снедавшему меня со времени моего отъезда. Никто толком не знал обстоятельств, произошедших в доме на Семенихинской, и никто не мог рассказать мне о том, что случилось позже.

И вот как-то раз, это было довольно пасмурным днем, от которого у людей случается апатичное настроение, я решил, наконец, посетить свое старое место работы. Была суббота. Как раз 7 мая, год спустя тех событий. На и без того тихой улице в тот день было особенно тихо. То ли погода повлияла на звук, то ли время не имело здесь своей власти, но непонятный привкус тревоги настойчиво возникал неизвестно откуда. Мрачным казалось все. От самых нижних кирпичей цокольного этажа, покрытых плесенью, до самого воздуха, от которого легкие пытались заглотать все больше и больше остатков кислорода. Было душно и, казалось, что каждая крупичка этой улички постепенно всасывает тебя, настороженно следя за каждым твоим движением.

Но вот, наконец, показалась старая знакомая дверь, оббитая черным дерматином и кое-где разодранная бродячими котами и собаками. К моему величайшему удивлению дверь была не заперта. Толкнув ее, я не услышал скрипа, как это бывало раньше и не ощутил ветерка, обыкновенно случающегося при открывании дверей. Тихо и спокойно было в этом старом здании. Так же как и на улице, здесь, казалось, все было погружено в летаргию. Оцепенение от ужаса присутствовало во всем. Судя по накопившейся пыли на мебели и запахе плесени, я понял, что люди давно покинули этот Ветхий Уголок Истории, частицами которой они являлись сами. Молча, я бродил по комнате, вспоминая лица людей, работавших или живших здесь когда-то. Несмотря на мертвую тишину, шагов моих не было слышно. Поначалу я подумал, что это пыль заглушает мои шаги и впитывает в себя весь шум как губка впитывает воду. Но, присмотревшись, мне вдруг стало ясно, что это споры каких-то растений и как ни странно на них не оставалось никаких отпечатков. Присмотревшись, вдруг я понял, что все здесь было покрыто такими же спорами. Розоватый оттенок их наполнял комнаты каким-то неестественным, потусторонним светом. Дивное зрелище скорее восхищало, чем пугало меня своей красотой. Взбунтовавшиеся было, легкие постепенно привыкли к этому воздуху, и мне уже не казалось, что атмосфера была разрежена и враждебна. Напротив, каждая комната переливалась все большими и большими красками, завлекая меня в недра этого старого дома.

Постепенно я добрался до того самого коридорчика, в конце которого была та самая небольшая комнатка. От терпкого запаха у меня начала кружиться голова. Мои лихорадочно блуждавшие до этого глаза сейчас были неподвижно прикованы к одной точке впереди меня, полностью игнорируя все вокруг. Легкий туман или скорее явление, похожее на взбаламученную пыль, по мере приближения моего к концу коридорчика постепенно рассеялся и передо мной предстало изумительно красивое зрелище. Из того самого пятна, образовавшегося год назад после описанных ранее событий, вниз головой росла женщина.

Гармония тела ее не поддавалась никакому сравнению. Плавные черты ее форм впитали в себя все соки жизни. Нежная как лепестки роз кожа плавно облегала ее тело. Оцепенев от непонятного ужаса, восторга и восхищения, я не сразу заметил окружавшую меня обстановку. Пыль на полу сменилась на какие-то растительные хитросплетения, напоминавшие крупный мох или какие-то разновидности ягеля. И чем ближе они росли к женщине, тем более витиеватыми они становились, образовывая маленькие деревца или древообразные кустарники. Зеленоватый, светло-коричневый их цвет был прорежен красными прожилками и, что самое примечательное, на этих растениях росли цветы. Маленькие, розовые цветочки, по форме напоминавшие сирень, отличающиеся от нее разве что желтыми точечками по краям своих лепестков. Только сейчас я заметил, что от ног женщины одна за другой скатывались прозрачные капельки, похожие на миртовое масло. Небольшие по своим размерам, они отражали окружающее красочное зрелище, видоизменяя его. Свет, попадавший в них, преломлялся, заставляя светиться капли внутренним, волшебным светом. Это сказочное свечение было подчинено общей гармонии завораживающей картины, представшей передо мной.

Вот одна капля размером крупнее других начала медленно скользить по ее телу, огибая ее нежно округлые формы. Задержавшись на ее лице, она растворилась ее длинных волнистых желтовато-красных волосах, ниспадавших до самого пола. Прекрасные волосы ее были сплошь покрыты капельками, время от времени размеренно падающих на пол с глуховатым не похожим ни на что звуком. И от этих самых капель, постепенно накоплявшихся на поверхности кустарников, образовывались эти самые цветочки, время от времени выпускавшие в воздух маленькие струйки спор. Все это действие производило впечатление единого организма, дышавшего и жившего понятной только ему одному жизнью.

Вдруг мне нестерпимо захотелось понюхать один из цветков. Я наклонился к одному, собиравшемуся выпустить струю. Резкий запах, шум и свет внезапно оглушили меня.

Постепенно приходя в себя, у меня возникли странные видения. То ли было это на самом деле, то ли это были очень сильные галлюцинации. Я явно ощущал себя посреди большого поля сплошь усыпанного цветами очень странных форм и расцветок. Были здесь и люди. Но по своему поведению и форме телосложений их вряд ли можно было назвать людьми. Все представлялось в искаженном через призму свете. Ведение это быстро улетучилось. И в следующий раз я решил попробовать глубже вдохнуть этих спор.

Как и раньше я наклонился к цветку, но он все никак не мог выпустить свою струйку и мне пришлось выдавить его содержимое себе в нос. Глубоко вдохнув, я тут же потерял сознание. Казалось, я был мертв.

Передо мной проплывали видения еще более странные, чем в первый раз. Люди, росшие из земли, поднимались и стояли земляного цвета, покрытые густыми волосами и тихо попискивая выпускали изо рта облачка спор, а потом приходили цветы и вырывали людей из земли, нанизывая их на свои шипы. Вокруг постоянной цепочкой проплывали облака, вытягивая из глубины земли, из самых ее недр газообразные сгустки, а потом, отяжелев, падали обратно на земли рассыпаясь на триллионы крупинок, впитываемых самой же землей.

Апокалиптическое состояние души было больше не в силах выдерживать смену картин, от которых ужас сменялся благоговейным восторгом и восхищением видом окружающего мира. Постепенно, приходя в себя, я возвращался в коридор в доме на Семенихинской. Перед моим взором, как и прежде, предстала картина росшей вниз головой женщины, окруженной дурманящими цветами.

В третий раз я решил понюхать спор из цветка. Сорвав экземпляр крупнее других я как и в предыдущий раз выдавил его себе в нос и глубоко вдохнул. Не выдержав новых видений, мозг мой отключился...

Не осознавая сколько прошло времени с тех пор, я брел по улице в сторону своего дома не в состоянии вспомнить где и как я провел время. Настроение мое было очень веселым. Ощущение было такое, как будто после шумной вечеринки с легким головокружением и приятными впечатлениями возвращаешься домой. Дома, как и прежде, меня с радостью встретили домашние, пожурив, правда, за то, что я неизвестно где пропадал несколько дней. Все было хорошо, пока мне вдруг не стало так тоскливо и обречено. Безысходность душила меня. Бессилие съедало меня изнутри. Внезапно я заметил, что на моем теле растут не волосы, а тонкие растения, похожие на мох или ягель. Перед моими глазами вновь предстали те цветы и та прекрасная женщина, которая необъяснимо странным образом росла из пятна вниз головой и, еще более нереальными были те картины, которые я видел одурманенный спорами растений, в старом ветхом доме.

Выйдя на кухню, я не спеша положил на пол нож, направив его острие вверх и тихо, не говоря ни слово лег на него, проткнув сердце насквозь.

Тишина и спокойствие постепенно погрузили меня в холодную темноту. А просочившаяся сквозь пол кровь, образовала на следующий день пятно в потолке подвала. И никто так и не смог понять почему...


Побеждает тот, кто не боится проиграть.
 
Forum from SCORPION » ЛИТЕРАТУРА » Фэнтази » Авангард рассказ "ЦВЕТЫ"
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Хостинг от uCoz